Гражданская война в Греции: тяжелая победа. 3 часть.

В начале 1948 года казалось, что наступление коммунистических повстанцев в Греции уже невозможно остановить. Но благодаря американской помощи и ряду серьезных ошибок, допущенных самими коммунистами, правительственные силы смогли выправить ситуацию. Впрочем, последствия кровопролитной гражданской войны ощущаются в греческом обществе по сей день…

Правительственным войскам удалось сорвать попытки Демократической армии Греции (ДАГ) захватить эпирский город Коница, который коммунисты предполагали сделать «столицей» своего временного правительства. Но положение афинских властей в начале 1948 года оставалось тяжёлым. Партизанское движения находилось на подъёме, контролируя обширные сельские районы по всей Греции. К весне 1948 года ДАГ достигает пика численности в 26 тысяч бойцов, из которых 3 тысячи действовали в Пелопоннесе, 9 тысяч – в Центральной Греции и на островах, более 10 тысяч – в Эпире и Западной Македонии, 4 тысячи – в Восточной Македонии и Западной Фракии.

Бойцы ДАГ в 1948 году.


Правительство Софулиса, окончательно отказавшись от политики «примирения», снова прибегло к репрессиям. Вице-премьер Цалдарис прямо заявил:

«Государство не ведёт переговоров и не капитулирует. Бандиты должны либо сдаться, либо погибнуть».

В ответ на провозглашение коммунистами Временного демократического правительства Греции, афинские власти 27 декабря 1947 года издали чрезвычайный закон № 509 «О мерах по защите государственной безопасности, социального мира и гражданских свобод», объявлявший вне закона КПГ, ЭАМ и другие связанные с ними организации. За принадлежность к данным организациям теперь грозила смертная казнь. Последовали новые массовые аресты.

В январе 1948 года были приняты закон о запрете забастовок и «закон о лояльности», согласно которому для получения работы в государственных учреждениях и на предприятиях, имевших стратегическое значение для национальной безопасности, требовалась полицейская справка о благонадёжности. Правда, оба закона так и не были введены в действие и вскоре оказались отменены под давлением американских советников, чтобы не портить «демократический имидж» афинских властей.

Правительственный пропагандистский плакат, 1948 год.

В среде греков американцы фиксировали «иждивенческие» настроения – те до сих пор ждали, что прибудут американские войска и всё сделают за них. Одна из американских газет приводила такие слова греческого лейтенанта:

«Война в Греции – это война между Соединёнными Штатами и Россией. Нам просто не повезло, что она ведётся на нашей земле. Но американцы не могут требовать, чтобы мы сражались за них в одиночку».

В Вашингтоне в начале 1948 года обсуждался вопрос посылки в Грецию американских войск. Совет национальной безопасности предлагал направить в Грецию 25-тысячный контингент. Но против решительно выступили госсекретарь Джордж Маршалл и министр обороны Джеймс Форрестол. Их поддержал и главный американский эксперт по СССР Джордж Кеннан, считавший, что такие действия создадут нежелательный прецедент:

«тогда и все прочие американские союзники, вместо того, чтобы мобилизовать свои собственные силы на борьбу, будут просить ввести войска».

В результате американцы ограничились расширением военной помощи. Миссия советников была преобразована в Объединённую группу консультирования и планирования, фактически игравшую роль объединённого американо-греческого генштаба, планировавшего и организовавшего военные операции. В феврале 1948 года в Афины прибыл её глава – генерал-лейтенант Джеймс Ван Флит, опытный военный, участник двух Мировых войн, которого сам Дуайт Эйзенхаэур аттестовал как «лучшего корпусного командира на европейском театре боевых действий».

Генерал Ван Флит (в центре) с греческими военачальниками.

В первом же интервью по прибытии в Афины Ван Флит заявил: «лучшее, что сейчас могут сделать партизаны – это незамедлительно сдаться». Генерал пообещал покончить с ними до конца 1948 года. Ван Флит часто посещал действующие воинские части, воодушевляя солдат. Правда, чуть ли не половина энергии генерала уходила на борьбу с греческой бюрократией, коррумпированной и неэффективной.

Количество американских советников было доведено до 250-ти, в Греции оставалось и около полусотни британских военных советников. В Вашингтоне по-прежнему пребывали в уверенности, что греческих коммунистов активно поддерживает Москва. На самом деле ситуация была не столь однозначна.

10 февраля 1948 года, на встрече в Кремле с греческими и югославскими руководителями, в ходе которой те подверглись жёсткой критики Сталина за несогласованные с ним проекты Балканской Федерации, советский лидер выразил и свое мнения по поводу событий в Греции:

«Недавно я начал сомневаться, что партизаны могут победить. Если Вы не уверены, что партизаны могут победить, то партизанское движение должно быть ограничено. У американцев и британцев есть очень сильный интерес в Средиземном море. Они хотели бы иметь свои базы в Греции и используют все возможные средства, чтобы поддержать послушное им правительство. Это серьезная международная проблема. Если партизанское движение прекратится, у них не будет никакого оправдания для нападения на Вас… Если Вы были бы уверены, что у партизан есть хорошие шансы победить, то это был бы другой вопрос. Но у меня есть некоторые сомнения относительно этого… Ключевой вопрос – соотношение сил. Если Вы сильны, то наносите удар. В противном случае не вступайте в драку».

Правда, в ходе дальнейшей дискуссии, Сталин согласился с югославскими и болгарскими товарищами:

«Если есть достаточно сил для победы… то борьба должна быть продолжена».

Участвовавший в февральских переговорах заместитель главы югославского правительства Эдвард Кардель 21 февраля 1948 года рассказал о них лидеру греческих коммунистов Захариадису. По словам Карделя, Сталин сказал ему, что он имел сомнения и в отношении китайских коммунистов. Но эти сомнения оказались необоснованными, и такое может случиться и с греческими коммунистами. В результате греки и югославы пришли к выводу, что раз Москва прямо не запрещает, то вооружённую борьбу надо продолжать.

Первоочередной опасностью американские советники считали положение в Центральной Греции. Здесь около двух с половиной тысяч партизан под командованием генерал-майора ДАГ Иоанниса Александру (Диамантиса) расширили контролируемую территорию, действуя уже в 20 километрах от столицы. «Весь район от Ламии вплоть до подступов к Афинам контролировался партизанами» – сообщали греческие военные. Под постоянной угрозой находились коммуникации, связывающие столицу с севером страны.

Бойцы ДАГ.


Против них штабом Ван Флита была разработана операция «Харавги» («Рассвет»). К ней привлекались три армейские дивизии (1-я, 9-я и 10-я), два подразделения коммандос, разведполк, семнадцать батальонов национальной гвардии, три артиллерийских полка, две эскадрильи ВВС и несколько боевых кораблей – в общей сложности 35 тысяч человек. Планировалось окружить район гор Сарантена, Вардусия, Гена, Парнасос, оттеснить партизан на юг и, прижав к Коринфскому заливу, уничтожить.

Операция началась 15 апреля, но уже в ночь на 16 апреля, под прикрытием сильного ливня, главные силы партизан прорвали оцепление в районе города Карпенисион и ушли на север, нанеся большие потери 9-й дивизии. При этом лишь к концу апреля греческие войска смогли обнаружить отсутствие партизан в Центральной Греции.

Вскоре операцию «Рассвет» затмили громкие политические убийства. 1 мая 1948 года в Афинах молодой коммунист Стафис Муцоянис бросил гранату в выходившего из церкви Св.Георгия Кирици министра юстиции Христоса Ладаса. Министр был смертельно ранен, и уже через несколько часов греческие власти наконец ввели в стране чрезвычайное положение. 4 мая в Афинах и других городах был введён комендантский час, в отместку было расстреляно 154 коммунистов. Подобные массовые казни вызвали протесты во всём мире, что вынудило афинские власти временно приостановить расстрелы.

Американский военный журналист Джордж Полк.

16 мая на берегу моря около Салоник было обнаружено тело известного американского военного журналиста Джорджа Полка, со связанными руками и ногами, убитого выстрелом в голову. Он пропал неделей раньше, когда выехал на север, намереваясь взять интервью у генерала Маркоса. Греческие власти поспешно обвинили в убийстве двух коммунистов, но дело оказалось настолько шито «белыми нитками», что развалилось в суде. Позднее было установлено, что Полк был похищен и убит правыми экстремистами, обвинявшими его в «тайном коммунизме».

С января 1948 года коммунистические повстанцы реализовывали план, навязанный командованию ДАГ лидером КПГ Захариадисом. Тот настаивал на переходе от партизанской тактики к полномасштабным регулярным боевым действиям.

Решено было сосредоточить основные силы ДАГ в горных районах Грамоса и Вици на северо-западе страны, рядом с албанской границей, измотать правительственные силы в оборонительном сражении, а затем перейти решительное контрнаступление. За полгода данные горные регионы были превращены в неприступные крепости. Здесь было проложено более 150 километров траншей, оборудованы сотни укреплённых постов и огневых точек.

Бойцы ДАГ на склонах Грамоса.

С другой стороны, греческие власти и их американские союзники также склонялись к идее покончить с войной одним решительным ударом. Штаб Ван Флита разработал план операции «Коронис» («Вершина»). В соответствии с ним, в Западной Македонии были сосредоточены шесть из семи греческих дивизий (1-я, 2-я, 8-я, 9-я, 10-я и 15-я), 11 артиллерийских полков, все механизированные части и более 70 самолётов – почти 90 тысяч военнослужащих. Им противостояло до 11 тысяч бойцов ДАГ с 15 стволами горной артиллерии.

Операция началась в ночь на 21 июня 1948 года. После массированной артподготовки правительственные силы перешли в наступление в районе Грамос, планируя рассечь силы партизан и прижать их к албанской границе. 2-я, 10-я и 15-я дивизии наступали с северо-востока, 9-я дивизия – с юго-запада.

Солдаты правительственной армии в Грамосе.

Наступление развивалось крайне медленно, солдаты коммунистической армии оказывали ожесточённое сопротивление, опираясь на хорошо-подготовленную оборону, а правительственные войска действовали, по мнению американских советников, «чрезмерно осторожно». К 16 июля наступление было остановлено без заметных успехов.

По настоянию Ван Флита командовавшего войсками операции «Коронис» генерал-лейтенанта Калогеропулоса сменил начальник оперативного департамента генштаба генерал-лейтенант Стилианос Китрилакис. 26 июля наступление на Грамос возобновилось.

1 августа греческая армия после нескольких дней ожесточённых боёв захватила стратегическую гору Клефтис, в следующие дни было взято ещё несколько высот. Наступающие части соединились. 11 августа была взята гора Алевица у албанской границы, и над главными силами ДАГ нависла угроза полного окружения. Но в ночь на 21 августа 5 тысяч ее бойцов смогли прорвать кольцо и уйти в горный массив Вици.

Карта прорыва ДАГ из Грамоса в Вици, 1948 год.

30 августа 2-я и 15-я дивизии греческой армии начали наступление на Вици и к 7 сентября захватили господствующий над районом горный массив Мали-Мади-Буци. Однако в ночь на 11 сентября 4 бригады ДАГ внезапно контратаковали три потрёпанные бригады правительственных сил и обратили их в бегство, вернув себе контроль над массивом Мали-Мади-Буци.

В октябре 1948 года раннее наступление зимы положило конец наступательным операциям правительственной армии в горах на севере Греции. А к концу года силы ДАГ восстановили контроль над районом Грамос.

Операция «Коронис» не принесла правительственным силам решительной победы. Более того, их концентрация в Западной Македонии привела к активизации партизанского движения в других районах страны.

Зоны действий отрядов ДАГ к концу 1948 года.

12 ноября части ДАГ на три дня овладели городом Кардица в Фессалии, а в ночь с 24 на 25 декабря 1948 года даже подвергли артобстрелу Салоники, выпустив по городу около 150 снарядов.

Ван Флит, выступая на собрании высших офицеров в Афинах по итогам кампании 1948 года, констатировал, что «национальная армия не продемонстрировала наступательного духа». Он с гневом говорил о «бездарности греческих военачальников» и даже пригрозил, что если и дальше греки будут так воевать, то «американцам придётся уйти из Греции».

Итогом кампании 1948 года стали серьёзные кадровые перестановки в командовании греческой армии. 11 января 1949 года генерал Александрос Папагос, герой греко-итальянской войны, после поражения весной 1941 года демонстративно отказавшийся бежать из страны и проведший годы войны в немецком плену, стал главнокомандующим греческими вооружёнными силами. Полководческий талант, личная храбрость, несомненный патриотизм и неприязнь к политическим махинациям сделали Папагоса наиболее популярным человеком в Греции. Правые видели в нём «спасителя Греции».

Стратарх (фельдмаршал) Александрос Папагос.

Однако американцы долгое время возражали против привлечения генерала к войне против повстанцев, опасаясь, что в итоге это приведёт к «созданию своеобразной диктатуры». Лишь в обстановке неудач 1948 года американский посол Генри Грейди вынужден был прийти к выводу, что «эффективность и действенность власти важнее сохранения традиционных демократических институтов».

Папагос решительно принялся за дело, выполняя задачу расширения армии с 132 до 250 тысяч человек за полгода. Была организована масштабная переаттестация офицерского состава, в ходе которой оказались сменены сотни командиров всех уровней. Выдвигались офицеры, доказавшие своё тактическое мастерство на поле боя. Принимались меры по укреплению дисциплины, запрещалось любое отступление без приказа главнокомандующего, командиры на поле боя получили право расстреливать на месте «трусов и паникёров».

В то время, как правительственные силы укреплялись, на противоположной стороне шли противоположные процессы.

Весь 1948 год нарастали противоречия между лидером коммунистов Захариадисом и главнокомандующим ДАГ Вафиадисом (Маркосом) по вопросам стратегии дальнейшей борьбы. Генерал Маркос считал навязываемый Захариадисом переход к ведению регулярной войны крупными армейскими формированиями с захватом и удержанием городов преждевременным. Он считал, что это «заставит нас волей-неволей придерживаться духа обороны», что в конечном итоге приведёт к разгрому ДАГ. Конфликт завершился поражением Вафиадиса.

Генерал Маркос (слева) со старшими офицерами ДАГ.

4 февраля 1949 года радиостанция КПГ сообщила, что, поскольку «вот уже несколько месяцев товарищ Маркос Вафиадис тяжело болен и не может исполнять свои обязанности», он освобождается с постов главнокомандующего ДАГ и главы Временного правительства, а также выводится из состава ЦК. Позднее было объявлено, что генерал Маркос выехал на лечение в Албанию. В албанской столице Тиране Вафиадис был помещён под домашний арест, против него стали шить дело как «британского агента и титоиста». Лишь вмешательство Сталина спасло жизнь легендарному партизанскому командиру.

Новым главкомом ДАГ стал сам Захариадис, выдвинувший абсолютно нереалистичный лозунг «сформировать в каждом округе дивизию Демократической армии». Временное правительство возглавил Димитриос Парцалидис.

Серьёзно сказался на греческих коммунистах и вспыхнувший летом 1948 года острый конфликт между Москвой и Белградом. После некоторых колебаний греки приняли сторону Москвы, последовали чистки рядов КПГ от «титоистов». В ответ Белград стал постепенно сворачивать поддержку греческих партизан. А попытки Москвы наладить другой канал снабжения ДАГ через Болгарию оказались малоэффективными.

Одновременно с сообщением об отставке Вафиадиса были обнародованы решения пленума ЦК КПГ 30–31 января 1949 года. В попытке привлечь на свою сторону славянское население севера Греции, коммунисты провозгласили новую политику в национальном вопросе. Эгейская Македония должна была стать «независимым и равноправным членом демократической федерации балканских народов», в составе КПГ была создана отдельная «Коммунистическая организация Эгейской Македонии» (КОАМ).

Данное решение вызвало массовый приток в ряды ДАГ славян-македонцев, к весне 1949 года, по некоторым данным, они составляли до половины численности повстанцев.

Группа бойцов ДАГ.

Но это не смогло перевесить отрицательного эффекта данного заявления. Правительственные газеты просто перепечатали решение ЦК КПГ без правки и комментариев, ибо трудно было придумать более прямое и однозначное свидетельство планов коммунистов по расчленению Греции. Целый ряд известных левых интеллектуалов, ранее поддерживавших коммунистов, выступил с их осуждением. Как констатировала одна из афинских газет:

«Теперь война идёт не за смену правительства или социального строя, а за саму независимость и территориальную целостность нашей страны!»

Это решение спровоцировало и окончательный разрыв КПГ с Белградом, увидевшим в нём претензии на югославскую часть Македонии. Тито полностью прекратил поддержку повстанцев и закрыл греко-югославскую границу.

Серьёзно подорвал облик ДАГ в глазах простых греков и принудительный призыв мужчин в состав коммунистической армии на контролируемой ею территории. Как писали позднее коммунистические авторы, в результате таких непродуманных решений «подлинно народный фундамент греческого партизанского движения был уничтожен».

На фоне этих политических событий разворачивалась военная кампания 1949 года.

Первым ее этапом стала операция правительственных войск «Перистера» («Голубь») по очистке от повстанцев Пелопоннеса, где действовала 3-я дивизия ДАГ под командованием генерал-майора Вангелиса Рогакоса. Против 4 тысяч повстанцев действовал 1-й армейский корпус под командованием генерал-лейтенанта Фрасивулиса Цакалотоса – 44 тысячи военных при поддержке артиллерии и авиации. Греческий флот организовал блокаду побережья.

Греческая артиллерия действует.

Операция началась 19 декабря 1948 года. На первом этапе были очищены от повстанцев территории вдоль Коринфского залива, затем правительственные войска продвинулись вглубь полуострова. В итоге части ДАГ были окружены в горном районе Парнонас на юго-востоке Пелопоннеса и после ожесточённых боёв к концу января 1949 года – разгромлены. Большая часть повстанцев во главе с Рогакосом была уничтожена. Один из немногих уцелевших, командир ударного батальона майор Камаринос, впоследствии так характеризовал причины поражения:

«Роковой ошибкой, приведшей к гибели наших сил на Пелопоннесе, являлось преобразование партизанских отрядов в регулярную армию».

К концу марта 1949-го зачистка Пелопоннеса была завершена.

В попытке спасти свои части на полуострове командование ДАГ бросила элитную 2-ю дивизию генерал-майора Диамантиса на город Карпенисион в Центральной Греции. Город был успешно захвачен 19 января, но главнокомандующий Папагос отреагировал на это только тем, что отдал губернатора Центральной Греции генерала Кецеаса под военный трибунал. 9 февраля переброшенные после уничтожения основных сил повстанцев на Пелопоннесе на север силы 1-го корпуса Цакалотоса отбили Карпенисион и начали преследование 3-й дивизии, закончившееся её окружением и уничтожением.

Греческие коммандос в бою, 1949 год.

Следующий этап (операция «Пиравлос») предусматривал очищение от повстанцев Румелии, Фессалии и Центральной Македонии силами 1-го армейского корпуса. Операция началась с перекрытия 25 апреля перевалов, ведущих на север. 5 мая развернулось общее наступление. Подразделения ДАГ, разбившись на отряды по 80–100 бойцов, пытались выйти из окружения, но были большей частью уничтожены. Против ДАГ успешно действовали подразделения греческих коммандос, копировавшие партизанские методы борьбы. Местное население оказывало активную поддержку правительственным войскам.

К концу июля 1949 года Центральная Греция была очищена от коммунистических повстанцев. Одновременно успешно завершились операции по разгрому отрядов ДАГ на Крите, Самосе, во Фракии. Последним оплотом повстанцев оставались районы Грамос и Вици.

К августу 1949 года ДАГ насчитывала около 13 тысяч человек, сосредоточенных в горных районах Грамос и Вици на северо-западе страны. Мощная оборона была восстановлена, коммунистическое руководство рассчитывало на повторение сценария 1948 года – продержаться до наступления зимы, а затем вернуть утраченные позиции. Захариадис неоднократно обещал, что «Грамос станет могилой монархофашистов».

Бойцы ДАГ у укрепления в Грамосе.

Но главнокомандующий Папагос был полон решимости покончить с коммунистическим восстанием до конца года. К операции «Пирсос» («Факел») были привлечены пять дивизий греческой армии (2-я, 3-я, 9-я, 10-я, 11-я), шесть батальонов национальной гвардии, двенадцать артиллерийских полков, почти все механизированные части и авиация, в том числе только что прибывшие из США 50 пикирующих бомбардировщиков «Хеллдайвер». Вся группировка насчитывала более 50 тысяч военнослужащих.

Бомбардировщик «Хеллдайвер» ВВС Греции.

Операция началась с отвлекающего удара. В ночь с 2 на 3 августа 9-я дивизия атаковала высоты, расположенные между Грамосом и Вици, бои продолжались до 7 августа. В большинстве мест бойцам ДАГ удалось отбить атаки правительственных войск. Придя к выводу, что главный удар, как и в прошлом году, будет сосредоточен на Грамосе, Захариадис сконцентрировал там основные силы, существенно ослабив оборону Вици.

Солдат правительственных войск во время боёв в Грамосе.

Нанесённый утром 10 августа основными силами правительственных войск удар по Вици застал ДАГ врасплох. Фронтальная атака на нескольких направлениях сопровождалась активными действиями греческих коммандос в тылу повстанцев. В течение двух дней силы ДАГ в районе Вици были разгромлены, их остатки с боями прорвались на Грамос.

Карта штурма Вици.

Известие о быстром падении Вици, который коммунистическое руководство постоянно именовала «неприступной твердыней», произвело гнетущее впечатление на силы ДАГ в Грамосе. А 24 августа 1949 года правительственные силы при массированной артиллерийской и авиационной поддержке начали наступление на широком фронте на сам Грамос.

Карта штурма Грамоса.

В течение 3-х дней сопротивление повстанцев было сломлено, и к утру 30 августа остатки ДАГ во главе с Захариадисом отступили на территорию Албании. Неделей позже под угрозой интервенции албанский лидер Энвер Ходжа вынужден был объявить о разоружении всех перешедших на албанскую территорию повстанцев.

17 октября 1949 Радио Бухареста передало декларацию Временного демократического правительства Греции о прекращении вооружённой борьбы:

«ДАГ потерпела поражение из-за громадного материального превосходства поддержанных иностранными оккупантами монархофашистов и предательства титовцев, ударивших в спину… Наши силы остановили кровопролитие, чтобы спасти Грецию от полного уничтожения, ставя интересы нашей страны превыше всего. Это вовсе не означает капитуляцию».

Отдельные малочисленные отряды партизан продолжали действовать до середины 50-х годов.
Гражданская война в Греции завершилась победой правительства, которую обеспечила массированная американская помощь и мобилизация общества под патриотическими лозунгами.

Греческий флаг над вершиной в районе Грамос, 1949 год.

По официальным данным, правительственные войска потеряли 12 777 человек убитыми, 37 732 ранеными и 4257 пропавшими без вести. Греческими партизанами было убито 4124 гражданских лица, в том числе 165 священников. На минах подорвался 931 человек. Было взорвано 476 обычных и 439 железнодорожных мостов, уничтожено 80 железнодорожных станций, 1700 деревень были полностью или частично разрушены.

Потери партизан составили около 20 тысяч человек, ещё 40 тысяч было захвачено в плен или сдалось. Арестовано и интернировано оказалось около 100 тысяч человек, примерно 5 тысяч – казнено. От 80 до 100 тысяч греков бежали из страны. Гонения на левых продолжались несколько десятилетий, фактически до самого падения режима «чёрных полковников».

Лишь в 1981 году победившее на выборах социалистическое правительство партии ПАСОК позволило ветеранам ДАГ вернуться в страну и назначило государственные пенсии тем из них, кто участвовал в антифашисткой борьбе. Среди них оказался и бывший главнокомандующий ДАГ Маркос Вафиадис, который был даже избран членом парламента от ПАСОК.

Однако и по сей день гражданская война вызывает острые споры в греческом обществе.

Члены ультраправой организации «Золотая заря» празднуют очередную годовщину взятия Грамоса, 2015 год.

Источник: https://warspot.ru/8616-grazhdanskaya-voyna-v-gretsii-tyazhelaya-pobeda

(Visited 181 times, 4 visits today)