Попытка угона Ту-154 семьёй Овечкиных 8 марта 1988 года

Это событие потрясло всю страну. Семья Овечкиных — многодетная семья из Иркутска, в 1980-х годах ставшая известной своим семейным джазовым самодеятельным ансамблем «Семь Симеонов», 8 марта 1988 года предприняла неудачную попытку захватить самолёт Ту-154 с целью бегства из СССР.


На 1988 год семья Овечкиных состояла из матери Нинель (51 год) и её 11 детей:

семерых сыновей — Василий (26 лет), Дмитрий (24 года), Олег (21 год), Александр (19 лет), Игорь (17 лет), Михаил (13 лет) и Сергей (9 лет);
четырёх дочерей — Людмила (32 года), Ольга (28 лет), Татьяна (14 лет) и Ульяна (10 лет). В семье также был двенадцатый ребёнок, дочь Лариса, которая родилась вслед за Людмилой, но умерла в шесть месяцев.
Все Овечкины учились в школе № 66, но в общественных школьных делах никогда участия не принимали, поскольку домашнее хозяйство (семья имела домашний скот и огород) отнимало всё их свободное время. Семья жила довольно замкнуто и близких друзей не имела. В середине 1980-х годов Василий, Дмитрий и Олег поочерёдно проходили срочную службу в так называемых «Красных казармах» Иркутска.

Нинель Сергеевна Овечкина (урождённая Ершова), которая благодаря ансамблю получила звание «мать-героиня»[1], в 5 лет в 1942 году потеряла мать, когда ту убил пьяный сторож при попытке кражи с картофельного поля[2]. Отец Нинель был на фронте и она какое-то время жила у родственников, после чего попала в детский дом. Сергей Ершов, вернувшись с войны, заново женился и хотел забрать дочь к себе, но у Нинель не сложились отношения с мачехой и она вернулась в детский дом, откуда в 15 лет девочку забрал её дядя, чья жена стала крёстной матерью Нинель. В 18 лет она вышла замуж за 25-летнего шофёра Дмитрия Дмитриевича Овечкина, от которого родила 12 детей. От исполкома они получили частный дом в рабочем предместье по адресу Детская улица, дом 24, с участком в 8 соток, где дети Овечкиных прожили большую часть жизни до теракта.

Семья Овечкиных

Большую часть жизни Нинель проработала продавщицей в винно-водочном магазине, а после торговала на рынке. В 1985 году, когда в СССР началась очередная антиалкогольная кампания, Нинель тайно торговала дешёвой водкой. Людмила вспоминала, что их семья особо никогда не бедствовала и, хотя Нинель установила в семье довольно жёсткую дисциплину, в то же время она всегда относилась к ним с добротой и никогда не повышала на них голоса. Никто из детей Овечкиных не вёл праздный образ жизни и не был предоставлен сам себе, все проблемы решались коллективно.

Нинель Овечкина

Однако Дмитрий-старший был алкоголиком и, буяня, часто брался за ружьё, вследствие чего все дети тут же ложились на пол или землю, чтобы не получить пулевое ранение. В 1982 году у Дмитрия-старшего парализовало ногу, но это его не остановило, и 3 мая 1984 года он умер от побоев, которые за несколько дней до этого ему нанесли Дмитрий и Василий. Следствие квалифицировало их действия как вынужденную самооборону и никаких обвинений не предъявило.

Увлечение музыкой началось с того, что Василия выбрали барабанщиком, а Дмитрия горнистом для их пионеротрядов. Они начали посещать музыкальный кружок при Дворце Пионеров, где позже к ним присоединился Олег, который стал играть на саксофоне. Через какое-то время Нинель записала их в Иркутское областное музыкальное училище на отделение духовых инструментов, куда позже записала и Александра, Игоря, Михаила и Сергея. Там же в конце 1983 года при поддержке руководителя отделения Владимира Романенко был организован ансамбль «Семь Симеонов», названный в честь одноимённой русской народной сказки (идея ансамбля принадлежала Василию).

Василий играл на ударных, Дмитрий — на трубе, Олег — на саксофоне, Александр — на контрабасе, Игорь — на пианино, Михаил — на тромбоне, Сергей — на банджо. Дебют ансамбля состоялся в апреле 1984 года на сцене Гнесинского училища. Вскоре «Семь Симеонов» выиграли ряд музыкальных конкурсов в различных городах СССР и получили широкую известность: об Овечкиных писали в прессе, сняли документальный фильм и т. д. Однако, по словам завуча училища Бориса Крюкова и того же Романенко, из всех 7 мальчиков Овечкиных талантливыми музыкантами были лишь Игорь и Михаил, в то время как их старшие братья по музыкальным данным были откровенно слабы. Официально члены ансамбля числились музыкантами при объединении городских парков «Досуг».

Популярность ансамбля на какое-то время поправила финансовое положение Овечкиных, и на момент теракта семья, по тогдашним советским меркам, принадлежала к среднему классу. Помимо дома на Детской улице они имели две смежные трёхкомнатные квартиры на Синюшиной горе, которые получили в конце 1986 года. В тот же год Василий, Дмитрий и Игорь поступили в Гнесинское училище, куда попали по протекции государства, выделившего им там полную стипендию (Василий и Дмитрий были взяты сразу на третий курс), но в марте 1987 года все трое написали заявление об отчислении по семейным обстоятельствам, так как посчитали, что тамошняя программа обучения для них лишняя — по воспоминаниям педагогов, они не проявляли никакого рвения в учёбе. После этого Нинель забрала сыновей обратно в Иркутск.

В 1985 году у Овечкиных произошёл конфликт с Крюковым и Романенко, и они расторгли сотрудничество с ними, после чего для ансамбля постепенно настали трудные времена — без преподавательской поддержки у его солистов снизился уровень выступлений. «Семь Симеонов» очень редко стали приглашать на серьёзные концерты, где они могли бы получать за свои выступления гонорары, гораздо чаще им приходилось выступать бесплатно. По мнению самих же Овечкиных, причиной изначальной привлекательности «Семь Симеонов» в первую очередь было наличие в его составе детей, которые к тому моменту почти все выросли.

В ноябре 1987 года «Семь Симеонов» побывали на гастролях в Японии в Канадзаве, где им предложили контракт, и уже тогда семья решила бежать из СССР, но по ряду причин остаться в Японии у них не получилось — на суде они сказали, что не смогли вовремя добраться до посольства США и одновременно не хотели бросать мать и сестёр. Однако бывший сотрудник иркутского отделения КГБ Вениамин Рогалёв в 2020 году рассказал, что Овечкины сумели-таки добраться тогда до посольства США, где попросили политическое убежище, но когда в посольстве выяснили обстоятельства и причины, то в убежище им было отказано.

Вернувшись в СССР, Овечкины стали распродавать свои вещи, в том числе и привезённые из Японии. На деньги они приобрели оружие и гранаты — частично купленные под надуманными предлогами, частично изготовленные из самодельных деталей. Угнать самолёт семья решила в феврале 1988 года — кто именно первым предложил эту идею, осталось неизвестным. В тот же месяц Овечкины совершили пробный полёт до Москвы, чтобы узнать, как удобней будет пронести оружие на борт.

Овечкины смогли пронести с собой оружие: у них было два обреза и самодельные бомбы. Спрятать арсенал они решили в футляре контрабаса, а чтобы он не влез в рентгеноскоп аэропорта, увеличили его размеры. Сотрудница аэропорта ограничилась поверхностным осмотром: Овечкиных в Иркутске хорошо знали, гордились ими, никому и в голову не могло прийти, что в контрабасе может быть что-то опасное.

8 марта 1988 года семья Овечкиных — Нинель и её 10 детей — вылетела из Иркутска на самолёте Ту-154, выполнявшем рейс по маршруту Иркутск — Курган — Ленинград. Официальной целью поездки являлись гастроли в Ленинграде. При посадке в самолёт тщательного досмотра ручной клади произведено не было, что позволило преступникам пронести на борт два оружейных обреза, 100 патронов и самодельные взрывные устройства, спрятанные в музыкальных инструментах. Исполнителями захвата выступили Василий, Олег, Дмитрий, Александр и Игорь. По изначальному плану захват собирались провести не 8 марта, а через несколько дней на обратном рейсе из Ленинграда в момент вылета, но во время остановки в Кургане Овечкины решили изменить план.

После промежуточной посадки в Кургане самолет, на борту которого были Овечкины, взял курс на Ленинград. В этот момент командир Куприянов получил записку: «Следовать в Англию (Лондон). Не снижаться. Иначе самолет взорвем. Вы находитесь под нашим контролем». Овечкины начали претворять план в жизнь.

Переговоры с террористами вел бортинженер Иннокентий Ступаков, главной задачей которого было убедить Овечкиных, что самолет должен сесть на дозаправку (топлива и правда оставалось примерно на полтора часа). Братья согласились, но сказали, что посадка должна быть за границей: не в Ленинграде и не в Таллине. С земли была получена команда увести самолет на военный аэродром Вещево в районе Выборга. Бортпроводница Тамара Жаркая убедила Овечкиных, что посадка будет в финском городе Котка. К тому моменту руководство на земле приняло решение, что в случае пересечения границы самолет будет уничтожен.

Экипаж самолета, захваченного Овечкиными.

В Вещево стянули силы для штурма. Для «заправки» самолета подъехала цистерна, на которой, естественно, была надпись «Огнеопасно» (по другим свидетельствам, Овечкины просто увидели, что к самолету подходят вооруженные люди). Поняв, что это не Финляндия, Дмитрий Овечкин убил Тамару Жаркую. Братья пытались проникнуть в кабину пилота, но не смогли вскрыть укрепленную дверь. А сотрудники милиции в этот момент готовили штурм, через кабину проникли в салон, часть штурмующих шли через багажный отсек и атаковали снизу. Поняв, что положение безнадежно, Овечкины начали стрелять, милиционеры тоже. Братья взорвали в салоне бомбу, планируя подорвать и себя, но никто не пострадал. Зато начался пожар, в котором задохнулись три человека.

Стюардесса Тамара Жаркая.

Пассажиры смогли открыть аварийный выход и стали выпрыгивать с большой высоты, многие получили травмы. Группа захвата с ними не церемонилась: «Окружившие самолет военные начинали требовать от некоторых пассажиров, чтобы они ложились на землю, и сковывали им руки. Один военный, опознать которого я не смогу, выстрелил в спину лежащему на полосе мужчине. Особенно хочу отметить, что военные вели себя очень грубо с пассажирами, даже когда все были эвакуированы», — говорила потом одна из стюардесс.

В одном из интервью Олег Балашов, полковник Группы, А КГБ СССР (больше известна как «Группа «Альфа») сказал, что его подразделение было направлено на место происшествия, но, когда они прибыли, самолет горел, уже были погибшие. По мнению Балашова, руководители МВД хотели провести операцию самостоятельно, однако не обладали для этого достаточным опытом. Жертв могло бы быть меньше.

Сгоревший самолёт.

Василий Овечкин (самый старший брат, 26 лет) сказал сестре Ольге, чтобы она вывела из самолета младших — Татьяну, Михаила, Ульяну и Сергея, которому на тот момент было всего 9 лет. Мать, понимая, что у них нет никаких шансов, приказала Василию застрелить братьев и себя. Погибли Дмитрий, Александр, Олег, Василий и Нинель Сергеевна. Семнадцатилетний Игорь успел спрятаться в кухне самолета.

Всего в этом теракте было 9 погибших (пять Овечкиных, убитая ими бортпроводница и три пассажира), ранения и травмы получили 19 человек, в том числе два милиционера. Самолет сгорел практически полностью, в целом ущерб оценили в 1,3 млн рублей.

После неудавшегося теракта в живых остались семь Овечкиных: Ольга, Игорь, Татьяна, Михаил, Ульяна и Сергей, которые были в самолете, и самая старшая сестра Людмила. Ей на тот момент было уже 32 года, она вообще не знала о планах матери и братьев, жила с мужем и детьми в Черемхово.

Следствие по этому делу продлилось несколько месяцев, а перед судом в сентябре 1988 года предстали Ольга и Игорь Овечкины, ставшие обвиняемыми по этому делу. Ольга признавала свою вину, хотя и настаивала на том, что в подготовке теракта она не принимала никакого участия и даже была категорически против захвата самолёта.

Ольгу в результате приговорили к шести годам лишения свободы, Игоря – к восьми. Ольга, ещё находясь в заключении, родила дочь Ларису, которую впоследствии воспитывала её сестра Людмила. Ольга после освобождения вернулась в Иркутск, устроилась на рынок продавцом рыбы. Поначалу она забрала к себе дочь, но вскоре Лариса снова переехала к Людмиле в Черемхово, потому что мать вела асоциальный образ жизни, а в 2004 году была убита собственным сожителем.

Ольга Овечкина

Игорь в колонии для несовершеннолетних был аккомпаниатором хора, а после перевода в Бозойскую колонию для взрослых создал там духовой оркестр и вокально-инструментальный ансамбль. После выхода на свободу, он работал музыкантом в кафе и ресторанах, какое-то время жил в Санкт-Петербурге, был женат. Проблемы с алкоголем привели его в дурную компанию и закончились арестом. Его обвиняли в распространении наркотиков, но до суда Овечкин не дожил, он погиб в камере следственного изолятора при невыясненных обстоятельствах.

Игорь Овечкин

Сергею Овечкину на момент захвата самолёта исполнилось 9 лет. При теракте он получил ранение в ногу, а осколок врачи извлекать не стали, понадеявшись на то, что он со временем выйдет сам. Когда мальчик вырос, он освоил саксофон и одно время работал вместе с Игорем в ресторанах. В Иркутское музыкальное училище его не приняли, обосновывая отказ отсутствием потенциала и принадлежностью к скандальной семье. Как сложилась его жизнь после смерти Игоря, неизвестно.

Сергей Овечкин

Татьяне было 14, когда её семья стала печально известной. Она благополучно вышла замуж, переехала в Черемхово и родила ребёнка. Однажды она появилась на телевидении, приняв участие в съёмках документального сериала, один из эпизодов которого был посвящён событиям 1988 года.

Татьяна Овечкина

Ульяне на момент теракта было 10 лет, уже в 16 она родила ребёнка, много пила, имела суицидальные наклонности, позже работала в приёмнике-распределителе. Очередная попытка покончить собой закончилась для неё инвалидностью. Сейчас она живёт в Иркутске на пособие.

Ульяна Овечкина

Михаилу было 13, когда случилась трагедия. После окончания школы он поступил Санкт-Петербургский институт культуры, работал в нескольких музыкальных коллективах, а в 2002 году переехал на ПМЖ в Испанию, где играл в уличном коллективе. После перенесённого в 2012 году инсульта стал инвалидом и теперь постоянно проживает в хосписе.

Хотя во время следствия у Овечкиных были конфискованы все письма и пластинки с записями ансамбля, вся их недвижимость (дом и две квартиры) была сохранена за ними. В 2005 году выжившие Овечкины разменяли квартиры. Долгое время участок дома на Детской улице был заброшенным, а сам дом находился в полуразрушенном состоянии, пока в середине 2010-х его не снесли. В настоящее время на его месте расположен двухэтажный коттедж.

Источники: https://kulturologia.ru/blogs/020820/47148/, https://diletant.media/articles/35614107/, https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B5%D0%BC%D1%8C%D1%8F_%D0%9E%D0%B2%D0%B5%D1%87%D0%BA%D0%B8%D0%BD%D1%8B%D1%85

(Visited 730 times, 1 visits today)