Ленский расстрел 1912 года

Ленский расстрел — трагические события 4 апреля 1912 года на приисках Ленского золотопромышленного товарищества, расположенных в районе города Бодайбо на притоке Лены, реках Витиме и Олёкме. В результате конфликта акционеров, забастовки и расстрела трехтысячной толпы бунтовщиков правительственными войсками пострадало 372 человека, из коих 170 от полученных ран скончались.

Родственники и друзья у тел убитых рабочих Ленских приисков. 4 апреля 1912 года.


В 1910 году Ленское золотопромышленное товарищество, совладельцами которого были Владимир Александрович Ратьков-Рожнов, петербургский предприниматель и городской голова, и его сын, предводитель дворянства Ананий Владимирович, приобрело Андреевский прииск.

Несмотря на то что большинство акций «Лензото» находилось в руках «Lena Goldfields», непосредственное управление Ленскими рудниками осуществляло «Лензото» в лице Гинцбурга.

Таким образом, к 1912 году сформировалось несколько влиятельных групп акционеров, заинтересованных в контроле над крупнейшей российской золотодобывающей компанией. С одной стороны, происходил конфликт интересов русского и британского бизнеса в правлении головной компании «Lena Goldfields», с другой — представители управляющей компании (и бывшие владельцы) «Лензото» (во главе с бароном Гинцбургом) пытались не допустить фактического контроля над приисками со стороны правления «Lena Goldfields».

Акция «Ленского золотопромышленного товарищества».

Заработная плата горнорабочих составляла 30-45 рублей в месяц[5], то есть была примерно вдвое выше, чем у рабочих в Москве и Санкт-Петербурге, и в десять-двадцать раз выше денежных доходов крестьянства. Однако непредусмотренный договором найма женский труд(равно как и труд подростков[8]) оплачивался низко (от 84 коп. до 1,13 рубля в день), а в ряде доказанных случаев не оплачивался вообще.

Кроме того, до 1912 года разрешались сверхурочные старательские работы по поиску золотых самородков.

Добыча золота проходила в основном в шахтах в условиях вечной мерзлоты. Ледник приходилось разогревать кострами, а талую воду безостановочно откачивать. Механизация добычи, несмотря на значительные вложенные средства, была на недостаточном уровне, многие работы приходилось делать вручную. Спускаться в 20-60 метровые шахты приходилось по вертикальным обледенелым лестницам. Рабочие работали по колено в воде. После смены рабочим, в сырой от воды робе, приходилось идти по лютому морозу несколько километров до бараков, что часто приводило к заболеваниям и смертям.

Рабочие регулярно подвергались опасности обвалов, получали ушибы и переломы. По заявлением рабочих «Утёсистого» прииска шахты и лестницы плохо освещались ввиду отказа управляющего выдать нужное количество свечей. По данным Кудрявцева Ф. А. в 1911 году было зафиксировано 896 несчастных случаев с 5442 рабочими. Остро не хватало врачей и мест в больницы. Один из рабочих смог попасть в больницу только за сутки до своей смерти так как ранее врач отказался признавать его больным. На одного врача приходилось 2500 рабочих, не считая членов их семей. Правительственная и общественная комиссия Государственной Думы впоследствии признали медицинское обслуживание рабочих неудовлетворительным.

Группа рабочих Ленских приисков.

Пользуясь покровительством иркутских и бодайбинских властей, администрация «Лензото» монополизировала в регионе торговлю и транспорт, вынуждая рабочих отовариваться только в лавках, принадлежащих «Лензото», и передвигаться только на транспорте компании. Часть оплаты выдавалась в виде талонов в лавки компании, что было законодательно запрещено в Российской империи. Номинал талонов был достаточно велик, а разменивать талоны не было возможности. Рабочие были вынуждены покупать ненужные товары, чтобы отоварить талоны полностью.

По договору найма привозить на прииски жён и детей запрещалось. Рабочий мог привезти семью только с разрешения управляющего, таким образом, изначально попадая в зависимость от воли администрации. Женщин на приисках было достаточно много (до 50 % от количества мужчин). Находясь в зависимом положении от администрации, женщины часто были вынуждены работать против своей воли, за низкую заработную плату, либо вообще без оплаты. Нередки были случаи сексуальных домогательств к женщинам со стороны администрации.

Группа женщин и детей.

К концу 1911 года обострились противоречия между основными акционерами «Лензото». На бирже велась непрерывная борьба между «медведями» и «быками». В прессе неоднократно сообщалось о массовых волнениях и забастовках на Ленских приисках, однако рынок, привыкший к провокациям в адрес данной компании, практически не реагировал на СМИ.

В то же время на самих приисках росло недовольство рабочих. Ухудшающиеся условия труда и фактическое запрещение рабочим дополнительного заработка на самородном золоте создавало условия для забастовки.

Тела жертв Ленских событий.

Непосредственным поводом для забастовки послужила «история с мясом» на «Андреевском» прииске, пересказанная в мемуарах участников во множестве версий:

рабочему прииска (иногда называются конкретные фамилии) выдали протухшее мясо;
инспекция рабочих нашла в поварском котле конскую ногу;
женщина (жена одного из работников, либо одна из «мамок» купила в лавке кусок мяса, похожий на конский половой орган.
Версии в источниках иногда частично объединяются, но сходятся в одном: рабочие получили непригодное в пищу мясо.

Жертвы политического расстрела рабочих 17 апреля 1912 года.

Забастовка началась стихийно 29 февраля (13 марта) на «Андреевском» прииске, но затем к ней присоединились и рабочие других приисков. К середине марта число бастующих превысило 6 тысяч человек.

Помимо тяжёлых климатических условий и 11-часового рабочего дня с одним выходным, была установлена низкая заработная плата, которая частично выдавалась в виде талонов в приисковые лавки, где качество продуктов было крайне низким при достаточно высоких ценах. Кроме того, из зарплаты удерживались штрафы за множество нарушений, а также практически отсутствовала техника безопасности: на каждую тысячу человек приходилось свыше семисот травматических случаев в год.

Группа женщин на могилах расстрелянных рабочих.

3 марта 1912 года протоколом собрания рабочих зафиксированы следующие требования к администрации приисков:

Улучшить жилищные условия рабочих (холостым — одна комната на двоих, семейным — одна комната).
Улучшить качество продуктов питания.
Увеличить жалование на 30 %.
Запретить увольнения в зимнее время. Уволенным в летнее время должен выдаваться бесплатный проездной билет до Жигалово.
Установить 8-часовой рабочий день. В предпраздничные дни — 7-часовой. В воскресные дни и двунадесятые праздники — выходить на работу только по желанию работников, работать в эти дни не более 6 часов, заканчивать работу не позднее 1 часу дня и учитывать работу в эти дни за полтора дня.
Отменить штрафы.
Не принуждать женщин к труду.
К рабочим обращаться не на «ты», а на «Вы».
Уволить 25 служащих администрации приисков (по списку рабочих).
Всего рабочими было выдвинуто 18 требований и 4 гарантии.

Родственники на могилах расстрелянных рабочих.

Телеграмма директора Департамента полиции Белецкого начальнику Иркутского губернского жандармского управления от 30 марта 1912 г.: «Предложите непосредственно ротмистру Трещенкову непременно ликвидировать стачечный комитет…».

3 апреля 1912 года были арестованы основные руководители забастовки (в том числе Т. М. Соломин), а 4 апреля 1912 года состоялось шествие более чем двух тысяч рабочих Ленских золотых приисков в знак протеста против ареста членов стачечного комитета. Шествие не было мирным, трехтысячная толпа угрожала «разоружить ротмистра и переколоть солдат». По приказу жандармского ротмистра Трещенкова солдаты открыли огонь по рабочим.

Данные о количестве жертв расстрела в источниках разнятся.

Согласно данным советской истории, зафиксированным практически во всех энциклопедиях и справочниках, во время трагических событий было убито 270 и ранено 250 человек.

Иные данные:

На следующий день после трагедии газета «Русское слово» со ссылкой на «Консультативное бюро иркутских присяжных поверенных» сообщила о 150 убитых и более чем 250 раненых.

В книге «Ленские прииски», вышедшей в 1937 году в серии «История заводов», приводятся разноречивые данные — от 150 убитых и 100 раненых, до 270 убитых и 250 раненых со ссылкой на социал-демократическую газету «Звезда». Между тем, согласно публикациям в самой газете «Звезда» от 8 апреля 1912 года, убитыми значилось 170 человек и ранеными — 196. В Особых журналах Совета министров Российской империи сообщается: «во время печального события 4 Апреля 1912 года, когда от направленных в толпу рабочих выстрелов призванной для содействия гражданской власти воинской части пострадало 372 человека, из коих умерло 170». В итоговых документах двух комиссий, расследовавших Ленский расстрел, нет данных о количестве погибших, но говорится о взятии показаний от раненых в количестве 202 человек.

Свежие могилы расстрелянных рабочих на прииске Надеждинском, апрель 1912 года.

Ленские события обсуждались в Государственной Думе. Выступавший на заседании Думы министр внутренних дел Макаров заявил: «Так было, так будет!». Как пишет Троцкий, «под аплодисменты правых депутатов».

Для расследования трагических событий было создано две комиссии. Одна — правительственная под руководством сенатора С. С. Манухина, другая — общественная, созданная Государственной Думой, которую возглавил малоизвестный в то время адвокат А. Ф. Керенский, сочувствовавший эсерам.

Демонстрация протеста. 15 апреля 1912 года, Санкт-Петербург.

За причастность к преступному деянию ротмистр Трещенков был уволен со службы в жандармском корпусе, разжалован в рядовые и зачислен в пешее ополчение С.-Петербургской губернии.

Несмотря на расстрел рабочих, стачка на приисках продолжалась до 12 августа, после чего свыше 80 % рабочих покинули прииски. В том числе: рабочих мужчин — 4738 человека, женщин — 2109, детей — 1993. На их место были наняты новые рабочие. Доля компании «Lena Goldfields Co., Ltd» была снижена с 66% до 17%. Владельцы приисков в результате забастовки понесли убытки размером около 6 миллионов рублей. В связи с трагическими ленскими событиями Министерство финансов отказалось финансировать строительство остро необходимой для приисков узкоколейной дороги Иркутск — Жигалово — Бодайбо.

Расправа над мирным шествием рабочих вызвала стачки и митинги по всей стране, в которых участвовали около 300 тыс. человек.

И. Сталин в большевистской газете «Звезда» от 19 апреля 1912 года писал: «Всё имеет конец — настал конец и терпению страны. Ленские выстрелы разбили лёд молчания, и — тронулась река народного движения. Тронулась!.. Всё, что было злого и пагубного в современном режиме, всё, чем болела многострадальная Россия, — всё это собралось в одном факте, в событиях на Лене».

Демонстрация протеста. 15 апреля 1912 года, Санкт-Петербург.

Демонстрация протеста на Невском проспекте. 15 апреля 1912 года, Санкт-Петербург.

Демонстрация протеста на Невском проспекте. 15 апреля 1912 года, Санкт-Петербург.

Демонстрация протеста на Невском проспекте. 15 апреля 1912 года, Санкт-Петербург.

Демонстрация протеста на Невском проспекте. 15 апреля 1912 года, Санкт-Петербург.

Демонстрация протеста на Невском проспекте. 15 апреля 1912 года, Санкт-Петербург.

Источник: https://humus.livejournal.com/4421971.html

(Visited 775 times, 1 visits today)