Визит китайского принца Цзай-Тао, в Россию, в 1910 году.

3 июня 1910 г. в Министерство императорского двора пришло следующее сообщение: «Китайская миссия в С<анкт>-Петербурге уведомила Министерство иностранных дел, что брат китайского принца-регента принц Цзай Тао, во главе военной миссии, предполагает прибыть в Санкт-Петербург 29 июня, старого стиля, сего года и остаться две недели».

Китайскую делегацию из 20 человек, путешествующую по Европе на этот раз с целью изучения военного дела, возглавлял другой дядя малолетнего императора Пу И – принц Цзайтао, брат Цзайсюна. Естественно, что предстоящий прием должен был быть схож с январским [когда принимали китайского принца Цзайсюна]: «в виду одинакового ранга этих обоих членов Императорского китайского дома и аналогии возложенных на них поручений, министр <иностранных дел> полагал бы, по политическим соображениям, весьма желательным, чтобы прием, который оказан будет имеющему прибыть принцу был в общих чертах согласован с тем, которого удостоен был его брат. Эта фраза явно говорила о желательности такого же распределения финансовых ролей между ведомствами в подготовке приема, что и в прошлый раз.

Принц Китая Цзай-Тао


Министерством императорского двора был сразу подготовлен обширный доклад Николаю II о том, почему ситуация не должна повториться. Однако, прежде, чем выносить вопрос на такой уровень, В.Б. Фредерикс решил объясниться с министерством иностранных дел напрямую, сообщив А.П. Извольскому «предварительно всеподданнейшего по сему доклада <…> некоторые мои соображения касательно участия в этом приеме Министерства императорского двора».

Напомнив о порядке предоставления довольствия за счет Двора только гостям, прибывающим по приглашению императора, Фредерикс подчеркивает, что ни Цзайтао, ни Цзайсюн не могут быть к ним отнесены, т. к. «путешествуют по Европе по собственной надобности для изучения специальный вопросов общегосударственного значения». Это же касается и сопровождающих их лиц: «…ни в коем случае нельзя рассматривать сопровождающих принца лиц, как личную его свиту, ибо, как усматривается из доставленного списка, миссия составляется из должностных лиц Китайского военного ведомства, путешествующих в интересах Китайского правительства».

Вывод Фредерикса однозначен: «Исходя из вышеизложенного и принимая во внимание, что вызываемые сравнительно продолжительным пребыванием в России многочисленной китайской миссии расходы по найму помещений, предоставлению довольствия и экипажей, а также проезду всего состава миссии по железным дорогам до китайской границы ложатся тяжелым и непредусмотренным бременем на бюджет Министерства императорского двора, я затрудняюсь принять на счет вверенного мне министерства расходы по пребыванию и проездам всего состава миссии».

Китайские представители среди офицеров, встречающих членов императорской фамилии на Николаевском вокзале.

Компромисс заключался в формулировке «всего состава миссии». Признавая необходимость предоставления Цзайтао «тех же удобств и почета», что и его брату, «приезжавшему при совершенно одинаковых обстоятельствах», Фредерикс предлагал испросить разрешения императора на предоставление салон-вагона, экипажа и помещения в гостинице только для самого принца и самых ближайших лиц свиты (1–2 человека), его сопровождающих. «Что же касается устройства пребывания и проездов прочих членов военной миссии, то не признаете ли Ваше Высокопревосходительство возможным войти в сношение с подлежащими ведомствами о принятии расходов по сему на счет последних» – заключает министр двора, имея в виду военное министерство.

Принц Цзай-Тао со свитой наблюдает за учением пожарных частей на Марсовом поле.

Как и следовало ожидать, Военное министерство в лице начальника Генерального штаба генерал-лейтенанта Е. А. Гернгросса отказалось принимать участие в финансировании приема, сославшись на отсутствие средств: ведомство «решительно затрудняется принять на себя какие бы то ни было расходы по приему прибывающей китайской военной миссии» и «не в состоянии» предоставить экипажи или верховых лошадей.

Пересылая этот ответ Фредериксу, Министерство иностранных дел осторожно просило «войти с всеподданнейшим докладом о некотором расширении» предложенной им программы приема, «тем более что, по имеющимся у нас сведениям, нет основания ожидать дальнейших приездов в С<анкт>-Петербург членов Китайского императорскаго дома (подчеркнуто красным карандашом кем-то из руководителей министерства двора), пребывание которых могло бы быть сопряжено с расходом для ведомства императорского двора».

Принц Цзай-Тао со свитой наблюдает за учением пожарных частей на Марсовом поле.

Пожарные части проезжают на Марсовом поле мимо палатки, где находится принц Цзай-Тао со свитой.

Принц Цзай-Тао со свитой присутствует на смотре пожарных частей на Марсовом поле.

Пожарные части на Марсовом поле.

Учение пожарных на Марсовом поле во время приезда китайского принца Цзай-Тао.


Принц Цзай-Тао со свитой наблюдает за учением пожарных частей на Марсовом поле.

Принц Цзай-Тао со свитой наблюдает за учением пожарных частей на Марсовом поле.

Принц Цзай-Тао со свитой наблюдает за учением пожарных частей на Марсовом поле.

Пожарная часть проезжает на Марсовом поле во время учений мимо палатки принца Цзай-Тао.

Пожарная часть проезжает на Марсовом поле во время учений мимо палатки принца Цзай-Тао.

Принц Цзай-Тао со свитой и офицерами Петропавловской крепости у здания Ботного дома.

Открытая карета с принцем Цзай-Тао отъезжает от Ботного домика в Петропавловской крепости.

Источник: https://ak-group.ru/forum/showthread.php?p=251166

(Visited 289 times, 1 visits today)