Югославия — Советский Союз. 1955-1956. Первые встречи после развода.

После смерти Сталина в 1953 года ЦК КПСС и Советское правительство пришло к выводу, что разрыв отношений с Югославией причинил ущерб как интересам Югославии, СССР и всему международному коммунистическому движению. Инициатором в восстановлении отношений выступило СССР. В рамках этих усилий Советское правительство уже в 1953 года предложило правительству Югославии возобновить экономические связи, восстановить контакты в области науки и культуры, что нашло положительный отклик с югославской стороны. В июне 1954 года ЦК КПСС направил ЦК СКЮ письмо с предложением осуществить полную нормализацию отношений, и предлагалось провести советско-югославскую встречу на высшем уровне.

На пленуме ЦК СКЮ состоявшегося 26 ноября 1954 года было принято решение о принятия предложения по проведению встречи на высшем уровне. В результате контактов по дипломатической линии была достигнута договоренность о проведении в Белгороде в конце мая 1955 года встречи руководителей двух стран на высшем уровне. По итогам переговоров проходившие с 27 мая по 2 июня 1955 года стороны пришли к выводу, что период, когда добрые отношения были нарушены, ушел в прошлое, и была выражена обоюдная готовность, отменить все преграды мешающие нормализации отношений. По результатам переговоров была принята «Белградская декларация». В декларации упор делался на важность соблюдения в отношениях между государства принципа сотрудничества, уважения суверенитета, независимости и т.д.
В 1955 году Советский Союз аннулировал задолженность Югославии на сумму свыше 90 млн. долларов, СССР предоставил Югославии новые кредиты на развитие.

Советско-югославская встреча на высшем уровне в Белграде в мае — июне 1955 года не оправдала скептицизма Молотова. Она в то же время показала и невыполнимость максималистских планов Хрущева, нацеленных на более плотное пристегивание к советскому блоку страны, уже успевшей в полной мере вкусить плоды сотрудничества с Западом. Однако усилия, направленные на дальнейшее сближение с Югославией (уже не только на межгосударственном, но и на межпартийном уровне), были продолжены.

Задача была не из легких. Уже в самом начале процесса нормализации югославы дали понять Кремлю, что хотели бы начисто исключить патерналистский стиль из сферы взаимного общения. С течением времени в политике Тито все более отчетливо проявлялась решимость воплотить в действие стратегию политической равноудаленности от Москвы и Вашингтона с опорой на формирующееся движение неприсоединения, расширявшее возможности маневрирования в собственных интересах между различными центрами силы на международной арене. При этом идеологическая специфика СКЮ выполняла роль своего рода балансира, позволявшего «выравнивать» отношения ФНРЮ как с советским блоком, так и с западными партнерами. Попытка проводить независимый курс при одновременном восстановлении дружеских отношений с Востоком и сохранении выгодных экономических связей с Западом вела к постепенному оформлению новой внешнеполитической доктрины.

Маршал Тито ожидает прибытия делегации СССР.


Маршал Тито встречает самолёт с советской делегацией.

Советский военный самолет с делегацией прибывает в Белград.

Женщины чистят ковровые дорожки в ожидании прилета делегации Советского Союза.

Николай Булганин (слева) и Никита Хрущев (справа) приветствуются маршалом Тито после прибытия в Белград.

Никита Хрущев в машине с маршалом Тито в аэропорту Белграда.

Советская делегация, прибывшая в Белград.

Никита Хрущев выступает с примиряющей речью обращенной к маршалу Тито.

2Никита Хрущев выступает с примиряющей речью обращенной к маршалу Тито

Анастас Микоян, Николай Булганин и Никита Хрущев во время официального визита.

Толпа жителей Белграда приветствует советскую делегацию.

Никита Хрущев с напитками.

Советская делегация проводит пресс-конференцию.

Николай Булганин и Никита Хрущев приветствуют по прибытию югославское правительство.

Никита Хрущев приветствует югославских чиновников.

Председатель Совета Министров СССР Николай Булганин.

Никита Хрущев и Николай Булганин в гостях у маршала Тито.

Никита Хрущев во время посещения Постойной пещеры.

С 1 по 23 июня 1956 года состоялся визит И. Тито в Москву. На этой встрече была подписана Декларация об отношениях между КПСС и СКЮ. В декларации подчеркивалось, что Белгородская декларация благополучнее повлияла на развитие международных отношений между СССР и Югославией.

При всей готовности КПСС к компромиссу с СКЮ весной—летом 1956 г. линия на компромисс имела строго определенные границы. Вскоре после подписания в Москве в июне 1956 года Декларации об отношениях КПСС и СКЮ тот же Мичунович, участвовавший в переговорах, записал в дневнике, что русские сразу же ясно дали понять лидерам стран советского лагеря: «то, что они подписали с Тито, не имеет значения для политики СССР по отношению к государствам и коммунистическим партиям стран лагеря».

Новый характер партнерства между Москвой и Белградом был действительно очень притягателен для более либеральной части партийных элит Восточной Европы (особенно Венгрии и Польши), что летом — осенью 1956 года доставляло Кремлю немалые хлопоты, как и вообще сам факт существования югославской модели социализма. Жалобы на увлечение многих высокопоставленных коммунистов югославским опытом, предпочтение его советским образцам стали в это время общим местом в донесениях советских дипломатов из Будапешта и других восточноевропейских столиц. Как видно из материалов встреч с лидерами ФНРЮ во время многодневного (1—23 июня) визита Тито в СССР, Хрущев, коммунист творческого начала, легко увлекавшийся новыми идеями, и сам был склонен кое-что заимствовать из югославской модели.

Со всей определенностью он высказывался и о своем нежелании толкать Югославию на разрыв с западными державами, СССР тоже был настроен на улучшение отношений с Западом. Тем более в Кремле не вызывало возражений и стремление ФНРЮ, не изменяя коммунистическим принципам, нести их в страны «третьего мира». Москва и сама в это время пыталась сделать антиколониальные движения стратегическим союзником. Путь в «третий мир» для нее мог лежать и через сближение с Югославией, ставшей фактически одним из инициаторов движения неприсоединения еще за несколько лет до его формального провозглашения в 1961 году.

Никита Хрущев на приеме в честь югославского лидера Тито.

Никита Хрущев встречает югославского лидера Тито во время его визита в СССР.

Леонид Брежнев и Екатерина Фурцева.

Тито, Николай Булганин и Лазарь Каганович. На заднем плане Анастас Микоян.

Маршал Тито и вице-президент Индии Сарвепалли Радхакришнан во время визита югославского лидера в Москву.

Министр обороны маршал Г. Жуков на приеме в честь югославского лидера Тито.

Вице-президент Индии Сарвепалли Радхакришнан на приеме в честь югославского лидера Тито.

Маршал Тито и его женой едут с эскортом по центру Москвы, во время визита в СССР.Эскорт агентство.

Полина Жемчужина (жена Молотова), Йованка Тито, Екатерина Фурцева.

Жена Тито общается с балеринами за кулисами Большого Театра.

Молотов, Каганович, Маленков, Микоян с маршалом Тито, во время приема в честь югославского гостя.

Маршал Тито, Никита Хрущев и маршал Ворошилов.

Супруга Иосипа Броз Тито посетила шалаш под Ленинградом, где Ленин скрывался в течение месяца в бурные дни 1917 года.

Никита Хрущев в машине вместе с югославским лидером и его женой.

Никита Хрущев выступает с речью во время встречи югославского лидера Тито.

Г-жа Хрущева и ее дочь встречают югославского лидера Тито во время его визита в СССР.

Маршал Андрей Еременко во время встречи Тито.

Женщины украшают железнодорожную станцию за день до визита югославского лидера Тито

Толпы людей начинают собираться для приветствия югославского лидера Тито во время его визита в СССР.

Женщина с цветами приветствует югославского лидера.

Толпы людей приветствуют югославского лидера Тито.

Громадная статуя Иосифа Сталина используется как обзорная площадка.

Источник: https://humus.livejournal.com/2526263.html

(Visited 660 times, 1 visits today)