Марк Бернес

Марк Наумович Бернес (при рождении — Менахем-Ман Неухович Нейман) — советский киноактёр, исполнитель песен.

Народный артист РСФСР (1965). Лауреат Сталинской премии первой степени (1951). Один из наиболее любимых артистов советской эстрады, выдающийся русский шансонье. Во многом благодаря Бернесу сложился золотой фонд советской песенной классики.


Марк Наумович Нейман родился в городе Нежин (ныне райцентр в Черниговской области Украины). Его отец Неух Шмуэлевич (Наум Самойлович) Нейман, уроженец Старобыхова Могилёвской губернии, был служащим в артели по сбору утильсырья; мать Фрума-Махля Липовна (Фаня Филипповна) Вишневская. В 1916 году, когда Марку было пять лет, семья переехала в Харьков.

Марк Наумович Бернес (Нейман)

По окончании семилетней школы начал посещать занятия в театральном техникуме, одновременно поступил статистом в харьковский театр «Муссури». Там же, заменив заболевшего артиста, сыграл свою первую роль и удостоился похвалы знаменитого режиссёра Н. Н. Синельникова. К этому периоду относится появление его сценического псевдонима — Бернес. В 1929 году 17-летний Марк приехал в Москву, где стал работать статистом в нескольких театрах, в том числе Малом и Большом. В 1930—1933 годах в Московском драматическом театре играл небольшие роли, впоследствии считал своим учителем артиста Николая Радина.

В 1936 году режиссер «Мосфильма» В.Червяков пригласил его на небольшую роль в фильме «Заключенные». Тут его и заметил прославленный в будущем режиссер Сергей Юткевич. В фильме Юткевича «Шахтеры» Бернес сыграл одну из главных ролей — инженера Красовского. Своим нестандартным поведением перед камерой, ослепительной мужественной улыбкой, особой, «бернесовской» манерой общения с коллегами он покорил Сергея Юткевича, и режиссер пригласил Марка на съемки в новой кинокартине.

Кадр из фильма «Шахтеры» (1937 год)

Исполняя роль Кости Жигулева в фильме «Человек с ружьем», Бернес чувствовал незавершенность этого образа, отсутствие в нем чего-то очень важного и весомого, того последнего штриха, который дал бы его герою, хоть и второстепенному, возможность прожить на экране полнокровную, запоминающуюся жизнь. И высказал свое мнение режиссеру: этим последним штрихом должна стать песня. Режиссер согласился. С песней «Тучи над городом встали» Марк Бернес и взошел на кинематографический олимп.

Кадр из фильма «Человек с ружьём» (1938 год)

Всего же Марк Бернес снялся в 35 фильмах, среди которых безусловная вершина — роль Аркадия Дзюбина в фильме «Два бойца». Трудно сегодня поверить, что режиссер фильма Л. Луков собирался менять Бернеса на другого актера. А было так: во время подготовки к роли Бернес никак не мог почувствовать себя солдатом Дзюбиным. И вот однажды он ушел со студии удрученный: может, правы товарищи — не сложится роль, напрасно бьется с ним режиссер. Почти машинально забрел в парикмахерскую, попросил постричь. Рассеянно взглянул на себя в зеркало только тогда, когда поднялся с кресла, — ну и вид! Фасончик «под бокс»: короткие виски, голый затылок, небрежная челочка — готовый солдат Дзюбин! Он поделился нечаянной удачей с девушкой-парикмахером — а она просто-напросто не умела стричь.

Кадр из фильма «Два бойца» (1943 год)

Удачной стала работа 1939 года — главная роль в военной картине «Истребители». Его герой — лейтенант Сергей Кожухаров. В фильме он спел песню «Любимый город».

Кадр из фильма «Истребители» (1939 год)

Кадр из фильма «Валерий Чкалов» (1941 год)

На эстраде его ждал сногсшибательный успех. По сей день нет лучшего исполнителя таких ставших народными песен, как «Я люблю тебя, жизнь», «Сережка с Малой Бронной», «Любимый город», «Хотят ли русские войны?», «Прасковья» («Враги сожгли родную хату»), «Темная ночь», «С чего начинается родина?», «Если бы парни всей земли», и многих-многих других. Всего он исполнил более ста песен, вошедших в золотой фонд отечественного искусства. Близко знавшие Бернеса люди отмечали: он никогда не говорил «я спою», а говорил: «я расскажу вам песню». И никогда не считал пение своей профессией: «Прежде всего я артист кино, а мои песни — это моя любовь».

Первый публичный концерт Марка Бернеса как певца состоялся в Свердловске в Доме офицеров 30 декабря 1943 года, после чего последовало концертное турне по Уралу. В Москве он начал выступать как исполнитель песен с конца 1940-х годов, сперва на вечерах в Домах творческих союзов. По радио в передаче «Клуб весёлых артистов» от лица своего персонажа шофёра Минутки («Великий перелом», 1945) исполнял «Песенку фронтового шофёра» («Путь-дорожка фронтовая») Мокроусова, «В жизни так случается» Соловьёва-Седого и др. Продолжая сниматься в кино, Бернес всё больше внимания уделял эстраде, которая давала широкий простор для реализации его творческих замыслов. Он стал активно работать над созданием собственного репертуара. Предъявляя высокие требования и к музыке, и к стихам, артист долго и придирчиво работал с поэтами и композиторами. Из 82 песен репертуара Бернеса более 40 создано по его заказу или при его непосредственном участии.

В 1950-х—1960-х годах Марк Бернес создал в кино сложные характеры людей с нелёгкой судьбой — таких, как Умара Магомет («Далеко от Москвы»), Чубук («Школа мужества»), Родионов («Они были первыми»), Огонёк («Ночной патруль»).

Кадр из фильма «Максимка» (1952 год)

В этот период песенный репертуар Бернеса пополнился такими произведениями, как «Москвичи» (А. Эшпай — Е. Винокуров), «Если бы парни всей земли» (В. Соловьёв-Седой — Е. Долматовский), «Я люблю тебя, жизнь» (Э. Колмановский — К. Ваншенкин).

Кадр из фильма «Море студёное» (1954 год)

Кадр из фильма «Они были первыми» (1956 год)

17 сентября 1958 года одновременно две центральные газеты начали травлю Бернеса. В «Правде» Георгий Свиридов в статье «Искоренять пошлость в музыке» подверг артиста несправедливым и тенденциозным нападкам. В «Комсомольской правде» в фельетоне А. Суконцева и И. Шатуновского «Звезда на „Волге“» рядовое нарушение Бернесом правил дорожного движения в максимально мрачных тонах подавалось как «поведение, недостойное советского артиста»[13]. Следствием этих и нескольких последующих публикаций стало фактическое отлучение Бернеса от съёмок и записей на радио и грампластинки. Но с 1960 года голос Бернеса снова зазвучал по радио (заглавная песня популярной воскресной передачи «С добрым утром!» (О. Фельцман, стихи О. Фадеевой) и на эстраде.

Кадр из фильма «Школа мужества» (1954 год)

В том же 1960 году на стадионе в Лужниках в программе Московского мюзик-холла Бернес впервые исполнил песню «Враги сожгли родную хату» М. Блантера на стихи М. Исаковского, написанную за 15 лет до того, в 1945 году, и лишь однажды прозвучавшую тогда по радио (в исполнении В. Нечаева[14]). Теперь в лице Бернеса она наконец обрела интерпретатора, сумевшего раскрыть весь её трагический смысл и сделавшего песню широко популярной.

В 1961 году режиссёр Павел Арманд первым нарушил запрет на приглашение актёра в кино, сняв его в небольшой роли в своём фильме «Чёртова дюжина».

Кадр из фильма «Дело № 306» (1956 год)

В последующие годы Бернес снова много и успешно работал, гастролировал по стране и за границей — в Польше, Югославии, Чехословакии, Румынии, Болгарии, получая множество восторженных откликов СМИ; выступал на английском телевидении. Появились и новые «бернесовские» песни: «Хотят ли русские войны» (Э. Колмановский — Е. Евтушенко), «Я спешу, извините меня» (Я. Френкель — К. Ваншенкин), «Я работаю волшебником» (Э. Колмановский — Л. Ошанин) и мн. др. В четырёхсерийном фильме «Щит и меч» (1968) за кадром в исполнении Бернеса прозвучала песня «С чего начинается Родина» (В. Баснер — М. Матусовский).

Кадр из фильма «Женя, Женечка и «катюша»» (1967 год)

М. Бернес и Д. Покрасс

БЕРНЕСУ исполнилось 49 лет, когда судьба подарила ему женщину, ставшую его последней женой и музой. Избранница была на 18 лет моложе Бернеса. Рассказывает Лилия Бернес: «Впервые мы увидели друг друга 1 сентября 1960 года на школьном дворе. Я почему-то подумала, что это Николай Крючков. Так и сказала своему мужу (Люсьену Но, фотокорреспонденту «Пари-матч». — Ред.): «Люсьен, посмотри, Крючков привел свою дочь». А Люсьен ответил: «Это не Крючков, а Бернес!»

Марк Бернес и Лилия Бодрова.

Школа располагалась в Банном переулке и в то время была единственной в Москве французской спецшколой. Судьба распорядилась так, что мой сын Жан и дочка Марка Наташа сели за одну парту. Через какое-то время на родительском собрании мы с Марком Наумовичем оказались за одной партой, той, за которой сидели наши дети. Марк к тому времени уже четыре года как овдовел и жил вдвоем с дочерью. Прошло три месяца, и он сказал мне: «Уходи от него», имея в виду Люсьена». И она ушла. Вместе с семилетним Жаном. И ни разу не пожалела об этом. Бернес не делал разницы между приемным сыном и родной дочерью — к обоим относился одинаково строго. Он никогда не помогал им делать уроки и запрещал это делать жене: считал, что, если не хотят учиться, не надо им жить дальше…

Марк Бернес с дочерью.

«Иногда от него можно было услышать: «Лиля, что ты так много внимания уделяешь детям? У них вся жизнь впереди. А мы не знаем, сколько нам дано». В быту Бернес был абсолютно неприхотлив. Правда, любил, чтобы все было чисто, красиво, однако по дому сам никогда ничего не делал, гвоздя в жизни не забил. Если видел, что где-то непорядок, говорил: «Лиль! Поправь».

За все девять лет совместной жизни, которые были им отпущены, они практически не расставались. Жена сопровождала его во всех поездках. Лишь однажды Бернесу пришлось уехать в Ростов одному: Лилия вынуждена была остаться дома: заболели дети. Так он каждый день звонил и говорил: «Ну почему тебя нет рядом?» «Уезжая из дома по делам, Марк звонил мне каждые полчаса: я там-то, делаю то-то. Он не давал мне минутки побыть одной и сам не хотел быть один. Помните, он спел: «Три года ты мне снилась…»? Это про себя спел. А про меня говорил: «Ты — моя лебединая песня». Я до сих пор не могу назвать себя вдовой. Я его жена. Жена — это ведь тоже профессия». Последние слова умирающего Бернеса были обращены к любимой жене: «Уйди, тебе же тяжело. — И тут же добавил: — Куда ты?» (Из книги Федора Раззакова «Звезды и криминал»).

Будучи смертельно больным, Марк Наумович Бернес, незадолго до смерти Бернес попросил, чтобы студия звукозаписи записала четыре его песни: «Я люблю тебя, жизнь», «Журавли», «Три года ты мне снилась», «Мужской разговор». Он хотел, чтобы на его похоронах вместо оркестра и торжественных речей звучали эти песни… И он записал эти песни. Песню «Журавли», оказавшуюся пророческой.

17 августа 1969 года Марка Наумовича не стало. Это случилось в субботу, а в понедельник ему должны были присвоить звание народного артиста СССР.

«Вновь, пластинка, кружись, — написал в дни прощания с Марком Бернесом поэт Евгений Евтушенко. — Настоящее прошлым наполни. Он любил тебя, жизнь. Ты люби его тоже и помни».

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/bo4kameda/post187982791, https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%B5%D1%81,_%D0%9C%D0%B0%D1%80%D0%BA_%D0%9D%D0%B0%D1%83%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

(Visited 528 times, 1 visits today)